Изъятие земельных участков под многоквартирным домом


Но на практике такой собственности почти нет, и бюрократия распоряжается городской землей как своей собственной. В частности, сносит дома, не считая землю собственностью горожан, не учитывая ее цену в компенсации.

Изъятие земельного участка для муниципальных и государственных нужд

Событие преступления налицо — многолетний саботаж земельных прав горожан, плюс хищения тысяч земельных участков, имеющих вполне конкретную громадную ценность. Этот сюжет, как и положено в детективе, строится на нюансах. Земельный участок — по понятиям или по закону Федеральный закон N 189-ФЗ от 29. Обычное понимание законодательства применительно к этому вопросу было бы таким: Конечно, более поздние постройки могли эти границы изменить.

Такое понимание следует из части 4 статьи 43 Градостроительного кодекса РФ. Правительство Москвы распоряжается московской землей, проводит межевания и перемежевания, а результат всегда один: Между прочим, это подтвердил и В. Путин еще в 2005 году, будучи президентом России: Вот только проконтролировать исполнение Владимиру Владимировичу недосуг уже 6 лет. А ведь первый вывод: Второй вывод — естественный вопрос: Лужков на своих делишках заработал политическое небытие, но дело его живет и побеждает.

Внесли его депутаты О. На подходе — изъятие земельных участков под многоквартирным домом чтение Проекта. Те отклики, которые есть — в основном положительные.

Да, порядок надо совершенствовать, тем более — в таком конфликтном деле, как изъятие земельных участков, и в Проекте много конкретных упорядочивающих положений, защищающих земельные права граждан.

Вот одно из. Если участок еще не оформлен, то ДО подачи заявки на его изъятие инициатор должен его сформировать и провести кадастровую регистрацию. С этого момента участок в силу 189-го закона становятся общей собственностью собственников помещений в этом доме, и далее в решении об изъятии он фигурирует уже как частная собственность, со всеми вытекающими выкупами-компенсациями.

Проект требует выявления лиц, земельные участки которых подлежат изъятию. Правильное требование, но опять: Но вот мы добрались до заключительной статьи 6 Проекта. В части 3 сказано: Похоже, что ради этого и внесен Проект. Государственную землю можно изъять и у пользователей — у арендатора, из постоянного бессрочного пользования, из пожизненного наследуемого владения.

Об изъятии земельного участка и жилых помещений для муниципальных нужд

У собственника — только путем выкупа, у остальных — по обстоятельствам. Стараниями Лужковской власти в Москве почти нет полностью оформленных в частную собственность участков земли. А самая массовая категория пользователей земли — это почти все пользователи земельных участков под многоквартирными домами, то есть мы, горожане. Однако законодательство не квалифицирует нас как пользователей.

Но в Проекте эта категория не упоминается. Теперь посмотрим, изъятие земельных участков под многоквартирным домом государственные или муниципальные нужды могут быть основаниями для изъятия. Они установлены в статье 49 Земельного кодекса РФ. Изъятие земельных участков допускается только в исключительных случаях и только для государственных и муниципальных нужд. Их перечень на первый взгляд довольно ограниченный, и Проект на него не покушается.

В отношении земель, находящихся в частной собственности, перечень включает только такие очевидные нужды, как выполнение международных обязательств России, размещение объектов обороны, энергетических систем, путей сообщения и т. Но в отношении земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности а таковыми, как сказано выше, считаются практически все городские земли федеральными или региональными законами могут быть установлены в сущности любые основания.

Пример на федеральном уровне — Федеральный закон о подготовке олимпиады в Сочи. Еще в 2006 году по инициативе депутатов Плескачевского В.

Об изъятии земельного участка и жилых помещений для муниципальных нужд

Насколько мне известно, они пока не применялись, но когда они заработают — мало не покажется. Все очень просто и грубо.

Власти признают дома аварийными или просто принимают адресную программу даже без регионального закона, без оглядки на права собственников! Проводится аукцион на право заключения договора о развитии застроенной территории.

Земля под домом: мотивы ВС в деле о принципиальном для рынка недвижимости вопросе

Побеждает фирма, предложившая наибольшую плату за это право. По сути, это конкурс на наименьшую компенсацию собственникам жилья! Фирма заключает договор, но не с нами — собственниками жилья и земли, а с властью. Фирма проводит межевание, но кадастрового учета закон не требует, а значит, в этом случае участок скорее всего останется числиться в собственности города. Затем производится изъятие недвижимости. Компенсация предоставляется, разумеется, только за жилье и за оформленные земельные участки.

Но ради аппетитного куска кто же не признает, что выполнение программы, или Генплана, или Правил землепользования и застройки — исключительный случай, а обычный случай — как раз невыполнение.

Тем более, что это будет правдой. Зачем нам городская земля? Самая бесспорная реформа 90-х годов, поддержанная огромным большинством народа, и в силу ее бесспорности редко вспоминаемая — приватизация жилья.

Трудно представить себе сейчас, как бы мы зависели от чиновников, сколько было бы коррупции сверх уже существующей, если бы мы не были собственниками жилья. Но земля — не менее важна. Как только заходит речь о благоустройстве территории, о парковках во дворе, о точечном строительстве по соседству, а главное — о сносе или реконструкции, и особенно о сносе аварийного дома, — это все земля.

Об этом много говорится. С каким упорством лужковские власти саботируют наши земельные права, как доказывают нам, что земля нам не нужна и только в тягость! Одно это должно бы убедить скептиков, как же это важно — оформить общую собственность на земельные участки под своими домами.

А кого и это не убеждает, пусть вспомнят, сколько миллиардов долларов придворные фирмы наварили на нашей земле. Есть только один действительно серьезный аргумент против оформления земельных участков.

Он может оказаться весьма существенным, и прежде чем принимать решение, надо его посчитать. Но до сих пор московский бюджет без него обходится, поскольку земельной собственности в Москве почти. Закон о земельном налоге — вопрос политический, это компетенция Мосгордумы если речь о Москве.

О Мосгордуме, въехавшей во власть по списку с Лужковым во главе, как порожняк за паровозом, — нужен отдельный разговор. К тому же есть очень серьезные основания ожидать, что скоро, кто не хочет платить налог за свою землю, будет платить аренду за чужую.

Вернемся к изъятию земли. Частная в том числе общая собственность на землю — это двойная линия обороны от точечной застройки и от изъятия жилья и земли для государственных или муниципальных нужд. Во-первых, как сказано выше, на частную землю не распространяются региональные законы, расширяющие основания для изъятия. С домами и с гаражами управимся. Общая собственность на землю может послужить собственникам средством не только обороны, но и наступления.

Наше земельное и градостроительное законодательство пока остается наполовину советским. Если речь идет о размещении военного объекта, государственной не коммерческой дороги, то оно понятно. Если же речь, например, изъятие земельных участков под многоквартирным домом программе реконструкции микрорайона, то, во-первых, как уже говорилось, таким законом можно изъять только землю, находящуюся в государственной или муниципальной собственности.

Ее доля если земля под многоквартирными домами оформлена в общую изъятие земельных участков под многоквартирным домом пропорциональна доле неприватизированных помещений, плюс участки под государственные и или муниципальными объектами инфраструктуры.

И никакие откаты станут невозможны, потому что у себя — не украдешь.

Полезно знать:
Земельные участки на праве аренды не могут иметь

Одно это уже раза в два понизит себестоимость строительства. А государство муниципалитет пусть выступает одним из собственников, заботливым консультантом, гарантом соблюдения законодательства, а если попросят жители, — организатором.

Во многих случаях не потребуется даже бюджетная поддержка кредиты — другое делодостаточно будет построить на продажу, скажем, треть жилья, чтобы окупить все строительство и обновление жилищно-коммунальной инфраструктуры.

Ресурсы переключены на решение транспортных проблем. Для этого уже сейчас есть возможности юридические, экономические, только не политические. Хотя в этом году в Москве зарегистрированы уже более 80 ЖСК. Не знаю, все ли они уже получили землю.

Своя Москва: как оформить землю под многоквартирным домом в собственность

Поэтому механизмы преодоления сопротивления бюрократии должны быть важнейшей частью данного законопроекта и важнейшей частью любых решений о программах реконструкции микрорайонов. Вот тогда мы здесь перейдем от полусоветского института собственности к полноценному демократическому. И исчезнет широченная сфера коррупции. А исполнитель — кто? Есть еще один принципиальный вопрос по этому Проекту и вообще по изъятию недвижимости: Я долго вчитывался в Проект, но так и не понял: Изъятие непосредственно по решению суда проводят судебные исполнители.

Это далеко не ангелы, но хоть понятно, с кого спросить. Но изъятие следует понимать в широком смысле: Говоря об этом, и законодательство, и Проект вполне определенно подразумевают любую фирму, заключившую соответствующий договор с уполномоченным органом государственной власти или местного самоуправления.

Не уверен, что в этом есть, скажем, нарушение Конституции, но убежден, что какие-то основы, может быть нравственные, отношений властей с гражданами здесь нарушаются. Каждый, кто хоть сколько-нибудь следит за событиями в этой сфере, помнит стычки наемников строительных фирм с жителями, москвичами, защищавшими исторические памятники или просто свои дворы, в сущности, от бандитизма.

Мы помним, как крышуемое Ресиным СУ-155 без суда сносило вместе с машинами гаражи ветеранов, имевших свидетельства о собственности, как людям ломали руки и ноги, как замечательная женщина Л. Меликова умерла на третий день после того, как на стройке ее толкнул самосвал.